Из интервью Константина Сонина

Смотрите, какая проблема есть в России в экономической науке. Любые нормальные человеческие схемы работают, когда есть какая-то критическая масса нормальных ученых. Но среди российских экономистов нет этой критической массы, а есть доминирующее большинство, которое не знает, что такое экономическая наука в обычном, нормальном, мировом смысле и даже в российском столетней давности. Из-за того что их так много, данная ненормальная ситуация, которая отчасти сформировалась еще в советское время, продолжает воспроизводиться. В Вышке, к примеру, защищаются пять человек в год, в Институте экономики защищаются три-пять человек в год. В РЭШ раньше выпускали 60 магистров в год. Ну а все остальные факультеты выпускают за это же время сотни кандидатов наук и докторов наук, которые производят полную ерунду и даже не знают, что они производят полную ерунду. Соответственно, здесь нельзя опираться ни на какие механизмы саморегулирования, нормальные для науки. Потому что тогда такие, как я, полностью исчезнут, а наукой окажется вот эта вот серость. Единственное, что, мне кажется, спасает экономистов, — это то, что все-таки есть ярко выраженная мировая наука, что все ученые в мире работают для какой-то единой науки. Есть тренд на полную универсализацию. В этом смысле, если российский ученый соотносит то, что он делает, с тем, что делается в мире, тогда он и ценит тех, кто пытается публиковаться в международных журналах.

На самом деле есть трагическая история, которую никто не замечает, потому что у них нет человека, который в ЖЖ пишет. Это Высшая школа менеджмента в Петербурге. Там был такой человек Валерий Катькало, который пытался построить факультет европейского уровня. С одной стороны, у него было много связей, много денег, они строили прекрасные здания. С другой стороны, они пытались нанимать людей на международном рынке и нанимали, у них работало некоторое количество иностранных профессоров. Но, говорят, Катькало оттуда выжили, и сейчас у них там все полностью разрушается. Я бы сказал, что как третий факультет России в своей специальности он сейчас вот прямо на наших глазах исчезнет.

http://lenta.ru/articles/2013/08/02/sonin/

Ударим конференцией по революции!

На факультете свободных наук и искусств пройдёт международная конференция «Революции и протестные движения: история и современность»

А ещё на Росбалте вышло интересное интервью преподавателя соцфака Романа Романова — «Власть ошибается, подавляя протест»

Леонид Иванов доволен

Председатель профсоюза сотрудников СПбГУ Леонид Иванов в своём видеоинтервью, в частности, заявил: «Два направления, которые у профсоюза и являются уставной задачей: речь идёт об условиях труда сотрудников и об оплате труда. И я доволен, что мы можем доложить о том, что в этом направлении сделано достаточно много».

По-моему, у Леонида Олеговича есть уникальное качество — выйти в нужный момент с репризой.

Константин Худолей на Питер.тв: о визовом режиме с Европой

Константин Худолей: ЕС и Россия не отменят визы еще 5-10 лет

Комментарий к выступлению Рапопорта

Непосредственный руководитель В.Л. Рапопорта (заведующий кафедрой фотоники) прокомментировал его суждения:

http://12-kollegia.livejournal.com/48259.html

Трудно человеку — надо и ректора похвалить, и не выглядеть идиотом перед коллегами, заявляя, что у нас всё замечательно, и Рапопорта окончательно не обозлить, и вообще.

Предыстория:
[cref professor-rapoport-my-zasluzhivaem-luchshego]
[cref professor-sobralsya-obyavit-zabastovku-i-golodovku]

Профессор Рапопорт: Мы заслуживаем лучшего!

[cref professor-sobralsya-obyavit-zabastovku-i-golodovku]

Интервью с Ольгой Москалёвой про доплаты за научную активность

http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=36298

Интервью про университет

Месяца полтора назад, кажется, брали у меня это интервью, а проект интернет-телевидения у них стартовал только на днях.
Про то, какой у нас ужасный ректор и как меняется наша жизнь.

Выгляжу стрёмно, говорю нормально. Код вставки почему-то не работает. И вообще глючно немного. Но посмотрите!

http://piter.tv/video/1086

Петр Яблонский поддержал «Охта-центр»

Вот что говорит декан медицинского факультета, главный хирург Санкт-Петербурга в своём интервью сайту «В кризис.ру«:

– Я бы хотел начать с того, что меня в этой истории тревожит больше, нежели сам проект, необходимость реализации которого мне кажется очевидной. Меня тревожит позиция тех людей, которые выдают себя за патриотов города и хранителей его культурного наследия в последней инстанции. Ведь вместе с наследием они на протяжении как минимум семидесяти лет советской власти хранили убогие подворотни, «убитые» дворы и дороги в выбоинах, которые никому почему-то глаза не кололи, и на демонстрации по этому поводу тоже никто не выходил. Никто не защищал от разрушения уникальные храмы старого Петербурга. Например, храм Спас-на-Водах, взорванный в 1930-е годы, или храм на Сенной, уничтоженный уже после войны. Но как только в городе начали реставрировать исторические здания и подновлять фасады, тут же раздались окрики: «новодел», «святотатство», «разрушение». Мне сегодня достался в наследство от прежних поколений институт фтизиопульмонологии, по сути – строительная руина, но при этом памятник архитектуры. Я человек в работе истовый, но даже меня подкосили те трудности, которые пришлось преодолеть, чтобы «выходить» разрешение на приспособление этого здания для лечения больных, поскольку оно охраняется государством…

На месте будущего строительства «Охта центра» разрушать нечего, поэтому точка зрения его противников для меня непонятна и неприемлема как жизненная позиция. Поскольку это не защита чего-то жизненно ценного для петербуржцев, но защита собственных искаженных представлений о будущем города и страны.

Бывает, конечно, разумная полемика. А бывает наглое беспринципное враньё. Впрочем, слышать его от наших чиновников вполне привычно и неудивительно. Не знаю, какие уж карьерные трудности Петра Казимировича породили столь насыщенный замечательной лексикой («кликушествующие дилетанты», «левачество в живописи») текст, но он заслуживает своего почётного места в анналах истории. Я бы ещё мог предположить по доброте душевной, что он просто не знает об археологических находках Ландскроны, но последние слова его интервью показывают — отлично знает.

Интервью с председателем Совета молодых учёных СПбГУ

— Данил Николаевич, что сегодня больше всего волнует и тревожит молодых ученых Университета?
— Одним из самых острых вопросов по-прежнему остается вопрос о предоставлении жилья молодым универсантам.

Честно говоря, в жизни не видел ни одного молодого ученого, которого именно этот вопрос деятельности университета остро интересовал. За годы правления олигархата им. Людмилы Алексеевны, как-то ни у кого мысли не возникало, что университет может предоставить какое-то жильё, кроме как в общежитии. Если конечно, Вы молодой учёный, а не молодой университетский чиновник. Помню, как я удивился восемь лет назад, обнаружив, что оба претендента на должность декана проживают в одном доме на ул. Беринга. Как выяснилось, это было отнюдь не совпадение.

И вот теперь у молодых учёных наконец-то остро встал этот вопрос. И мы уже знаем целого одного человека, который считает этот вопрос острым — председателя совета молодых учёных. Надеюсь, у него всё будет хорошо. 🙂