«Пища для ума» 25 января 2011

Что-то неохота было писать про это собрание, ибо оно получилось каким-то ну очень уж унылым, на мой взгляд. Вернее, не унылым, а тягостным. Дело в том, что туда начальство решило явиться и посмотреть на происходящее. Поэтому, пока начальство не пришло, более мелкое начальство в лице уважаемого Антона Анатольевича Степихова (советник проректора Богданова по работе со студентами) не разрешало студентам начать семинар. Таким образом было де-факто определено, что это уже не семинар, который проводят студенты, а какая-то встреча с руководством, которую проводит руководство.

Вероятно, отчасти это объясняется тем, что организаторы могли говорить друг другу одно, в публичное пространство выносить нечто немного иное, а руководству сообщать нечто третье. В любом случае, однако, уж точно не предполагалось никаким форматом, что это действо превратится во что-то типа пресс-конференции Сергея Игоревича Богданова и Людмилы Алексеевны Вербицкой. Это было весьма неприятно, ибо отвечать на такого рода вторжение студенты не были готовы. Будь я каким-нибудь специалистом по анализу ситуаций, я бы мог довольно много написать про смешение статусов и пространство. С одной стороны, это семинар, где предполагаются выступления участников и обсуждение, где у каждого есть равные возможности. С другой стороны, пришли люди, которые предоставляют помещение. Есть два более-менее нормальных формата поведения в этой ситуации — сесть в зал и посмотреть на студентов, иногда подавая реплики, или же сказать, что вот у меня есть полчаса, в которые я хотел бы поговорить со студентами, сказать им что-то, послушать их и удалиться. И то и другое не нарушает формат, хотя и немного мешает.

А вот придти, сесть в «президиум», и начать вещать, длинно отвечать на вопросы, а также перебивать остальных, указывая, что они говорят слишком много слов «как бы» — это, как бы, хамство. На мой, как бы, взгляд. Мне, типа, так кажется. Мне, как бы, было очень неловко за такое поведение. Причём они совершенно не хотели и не желали студентов унизить или как-то им помешать, обращались ко всем вполне уважительно. Просто вот вели себя естественным образом. Доминировали. Они же тут хозяева.

Ведущий (Максим Кулаев) несколько раз пытался как-то вернуть ситуацию к каким-то рамкам, но на мой взгляд — ему это не удавалось. Во всяком случае в то время, пока я присутствовал. Потом у меня села батарейка в видеокамере, потом я ушёл. Содержательно ничего особо нового я не услышал. Стипендиальный фонд, столовые, самоуправление. Можно почитать об этом в репортаже газеты Uni.

Мои видео дальше, я не стал из этого какого-то ролика монтировать, просто видеозапись сплошная, пока батарейка не села (почему-то всего на полтора часа хватило с небольшим). Читать далее ««Пища для ума» 25 января 2011»

Пояснение про зарплаты

Поступила претензия, что я пишу, что зарплата старшего преподавателя 9 тысяч рублей в СПбГУ, что на самом деле не соответствует действительности. Как мне сегодня сообщили, средняя зарплата старшего преподавателя на нашем факультете — 19 тысяч рублей, а я её повышаю, так как у меня — 30 тысяч. Это действительно требует некоторого пояснения. Я сравнивал сугубо базовую зарплату. Я ничего не говорил про систему премиальных надбавок. А там по ссылке были и эти элементы системы оплаты труда в ГУ ВШЭ, которые также отличаются некоторой большей прозрачностью.

Система оплаты труда в СПбГУ описана тут. Из неё следует, что гарантированный мне уровень зарплаты — 6000 рублей, если у университета нет каких-то жутких проблем (из-за них университет оставляет для себя возможность не выплачивать надбавку ОЦО) — 9000. Всё остальное сейчас находится в распоряжении факультетов, вернее, теперь уже — «кустовых» проректоров. После выплаты НДФЛ на карточку мне приходит 7830 рублей. Кроме этих денег приходит ещё 1113 рублей, как я понял, это какая-то постоянная «внебюджетная» надбавка. За октябрь, например, кроме этих 8943 рублей я не получал ничего. В январе и феврале — тоже не получу, это традиция, что в январе и феврале я не получаю ничего, кроме этого голого «оклада». На него я могу рассчитывать.

А теперь разберёмся, откуда берётся такая зарплата у старших преподавателей, что в среднем выходит 19 тысяч. Помимо тех денег, что мы получаем как оклад есть ещё такая штука как персональная стимулирующая надбавка. Эту надбавку на нашем факультете выплачивают дважды в год, каждый раз по какому-нибудь немножко новому набору показателей. Но в итоге всё сводится к тому, что преподаватели в четырёх квалификационных категориях (асс., ст.пр., доц., проф.) ранжируются по набранным на основе показателей баллам, а затем по таблице пересчёта рангов в доли, между ними делится соответствующий премиальный фонд. Я, как правило, нахожусь где-нибудь в районе несколько повыше среднего. За 2010 год двумя такими премиями я получил, если не ошибаюсь, около 70 тысяч рублей. Могу ошибаться, ибо там было много разных платежей, в которых я так до конца и не разобрался.

Итого, именно преподавательская зарплата, состоящая из оклада (9000 рублей), внебюджетной ежемесячной надбавки (1200 рублей), и стимулирующей ежесеместровой надбавки (4000-9000) составляет от 14 до 23 тысяч рублей в месяц, в зависимости от величины стимулирующей надбавки, которой теоретически может и не быть вовсе — не заслужил потому что. И вот эта зарплата старшего преподавателя, из которой полностью железобетонно гарантировано только 6000 рублей, наверняка выплачивается 9000, а по праздникам добавляется ещё, вот вся эта зарплата — меньше той зарплаты, что платят в ВШЭ безо всяких надбавок, которые оговариваются отдельно.

А моя персональная зарплата настолько выше средней зарплаты ст. преп. — потому что я ещё являюсь руководителем исследовательского проекта по гранту РГНФ. Ну и там ещё есть некоторые другие дополнительные доходы, например, от ведения платных групп, которые не включены в нагрузку. И про которые, опять-таки не всегда знаешь — будут они, или наше университетское руководство ещё что-нибудь придумает. Вот, например, второе высшее закрыли, что означает для меня потерю приблизительно 1 тысячи рублей в месяц.

О зарплатах

Просто для сравнения. Система зарплат в ГУ-ВШЭ. Посмотрите, это не приказ, просто иллюстрация, красивая и понятная схемка. Понятно, что там с преподавателей требуют несколько больше, чем у нас, но тем не менее, и зарплата старшего преподавателя без степени 23 тысячи рублей, что выглядит куда лучше, чем 9 тысяч в СПбГУ. Больше, чем в два раза больше.

25 января

В этот день, когда у большинства студентов закончилась сессия, а новые учебные заботы еще не успели появиться, принято праздновать день студента. Но мы не уверены, что у нас есть повод для праздника. Цены в столовых СПбГУ и качество еды так и не приведены в норму. В общежитиях со студентов сдирают до 500 рублей за то, чтобы поселить приехавшего на ночь родственника или друга. А теперь еще помощник президента Дворкович предлагает отменить стипендии. В этот день мы соберемся для того, чтобы обсудить положение современного студента, выработать общую программу действий, а также сформировать конкретные рабочие группы по проблемам СПбГУ.

Мы — это те, кто этой осенью устраивали самоорганизованную столовую на филфаке «Пища для ума», что позволило несколько снизить цены, объединить инициативных студентов с разных факультетов и открыть независимый дискуссионный клуб.
Наши товарищи из других стран продемонстрировали этой осенью еще более высокую степень самоорганизации и сознательности, которая позволила им повлиять на их положение и отстоять свои права. Возможно ли в России нечто подобное и как сделать это возможным, мы и намерены обсудить в этот день.

Инициативная группа «Пища для ума».
Комитет Академической Солидарности

25 января в кинозале филологического факультета СПбГУ
Начало в 17.00

Увидел тут.

Децильный коэффициент в СПбГУ

Интересную информацию мне тут подкинули. Информация эта заключается в стандартной форме подачи заявок на привлечение ведущих учёных. В форме 3 этого документа мы должны указывать отношение объёма зарплаты 10% наиболее оплачиваемых сотрудников к 10% наименее оплачиваемых. Это такой принятый коэффициент имущественного расслоения в мире. Я не знаю, как для отдельных организаций, а для стран считается нехорошим, если этот коэффициент больше десяти. Некоторым исключением является США, где он равен 15. В России децильный коэффициент рос в течение всех девяностых (за исключением периода 1993-95) и резко подскочил после прихода к власти Путина, сейчас составляет около семнадцати.

В СПбГУ децильный коэффициент, наоборот, снижается. Но абсолютная цифра интересна. В 2007 году — 55, 2008 — 24, 2009 — 16 (*внимание, не пугайтесь! В таблице указано не в «разах», а в процентах). Таким образом СПбГУ вернулся к общероссийскому уровню расслоения между «олигархами» и «нищими». Интересно было бы, конечно, узнать абсолютные величины этих средних зарплат. Но на мой взгляд получается, что 10% наиболее высокооплачиваемых сотрудников получают в среднем около 150 тысяч рублей в месяц…

Также интересно было бы сравнить этот показатель с другими вузами и учреждениями.

Новогодний подарочек от Путина

Узрел в ленте новостей управления научных исследований.

Постановление от 31 декабря 2010 г. №1241

Об утверждении устава федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»

Интервью с Ольгой Москалёвой про доплаты за научную активность

http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=36298