О встрече с директором студгородка в ПУНКе

Пишет Валерий Тропин:

ВНЕЗАПНО мы узнали, что завтра, 1 марта, в 18:00 в ПУНКе в общ. № 10, комн. 204 (это администрация Студгородка) состоится встреча представителей студсоветов СПбГУ по поводу расселения аварийных блоков с директором Студгородка Дмитрием Владимировичем Михайловым.

Так-как узнали мы об этом внезапно, то ни председатель СС, ни глава СоцБытКома на встречу не успеют ни при каких условиях. Поэтому обращаюсь к студентам, живущим в ПУНКе (если вы член Студсовета — здорово, не член — бог с ним) с просьбой сходить на встречу и обнародовать, что там обсуждалось и что решили. А уж если вы студент из аварийного блока, то тем более

Если желание возникло, то уведомьте, пожалуйста, меня по телефону (+7-952-239-10-68), ВКонтакте или электронной почте (val-tropin@yandex.ru).

Почему Валерий пишет слово «ВНЕЗАПНО» большими буквами, знает Лурк, просвещайтесь.

Кропачев будет голосовать за Путина

http://file-rf.ru/context/1340

Можно подумать, кто-то сомневался.

Я не наивен и вижу, что в нашей жизни много недостатков, много несправедливого. Но недостатки есть всегда и везде. Главное, как ты сам смотришь на них: как на негативные проявления, в устранении которых ты можешь и хочешь принять посильное участие, или же как на непреодолимую стену, перед которой ты бессилен и от своего бессилия озлоблен и обижен.

Дорогой Николай Михайлович! Человек с университетским образованием, вообще-то, мог бы не принять посильное участие в устранении «негативных проявлений», а попытаться понять, что именно проявляется. А также оценить предпринимаемые действия в контексте причин, а не следствий. Если кто-то лечит у бездомного в октябре насморк с помощью пшикалки с каким-нибудь сосудосуживающим средством, он несомненно — принимает посильное участие. Но через месяц ваш бездомный умрёт от пневмонии, потому что на улице становится всё холоднее. Особенно интересна ситуация, когда пшикалки от насморка бездомным бесплатно выдают люди, отобравшие их дом. Они ведь достойны в таком случае лишь обвинений в лояльности и гуманизме, не так ли?

И стена эта преодолима. И мы не бессильны. Слезайте с этой стены уже потихоньку, Вы же слышите, как она потрескивает и осыпается. Вот хоть декана факультета свободных искусств и наук послушайте:

Опять пикеты (+ общение с Сергеем Богдановым)

Я уже четвёртый или пятый раз снимаю пикеты у стен родного университета. Так что уже некоторое ощущение де жа вю иногда возникает. Я там сегодня был в качестве СМИ, в пикетах не участвовал. Но если что, я готов. Ну и готов подключить некоторое количество людей из своих политических соратников, если это покажется уместно. В принципе, у нас уже сложился некоторый формат кампании протеста, как в виде одиночных пикетов, так и других акций. Вот, например, я организовывал серию одиночных пикетов в поддержку арестованного Филиппа Костенко. И я думаю, что на призыв поддержать Виктора откликнется больше людей.

Фоток у меня не особо получилось, зато есть небольшое забавное видео. Самое забавное в нём — это озадаченные лица охраны.

Но вообще-то я против таких избыточно абстрактных акций по такому яркому и конкретному поводу. Смысл акций с пустыми белыми плакатами — в том, что «и так понятно». А в данном случае не только непонятно, но и не особо известно.

В общем несколько затянувшийся перформанс оживили сотрудники полиции, которые, как я и предупреждал пикетчиков, в Василеостровском районе — вообще неадекватные. Но они почему-то докопались вовсе не до пикетчиков, а до нескольких журналистов, которые снимали, как они проверяют у пикетчиков документы. Кроме меня там был Николай Артёменко из Orator (их репортаж с фотографиями — тут), редактор отдела «музыка и политика» газеты Gaudeamus Николай Овчинников и корреспондент Росбалта. Отобрав у Артёменко паспорт, некий подполковник Лаптев стал требовать, чтобы тот стёр съёмку. Их рожи, в общем-то, никого особо и не интересовали, но это не повод для исполнения незаконных требований. Так что там была перепалка ещё минут на двадцать.

А потом по приглашению вышедшего из недр ректората Сергея Богданова несколько человек отправились к нему в кабинет, дабы выслушать его версию произошедшего. Сергей Игоревич был весьма убедителен, его аргументы звучали весомо и опирались на пухлую пачку собранных им объяснительных записок и прочих ценных манускриптов, мнение авторитетных профессоров, членов учёного совета. Однако итоговое решение будет, как я понимаю — завтра, по итогам проверки тех фактов, о которых Воробьёв писал в своём заявлении.

Кстати, о членах учёного совета. Учёный совет филфака провёл специальное заседание для разбора дела студента Воробьёва. Его решение касается кампании очернения, развёрнутой в прессе, и т.д.

По мне так, если уж лидер студенческого совета действительно настолько не знает словацкого — ну предложите ему публичное испытание. Не знает — сам откажется. Или он его действительно не знает, потому что плохо учат? Потому что образовательная услуга оказана не в том объёме и не в том качестве, в каком полагалось программой?

Небольшая видеозапись, фрагмент сегодняшней беседы с Сергеем Богдановым:

Ситуация тут действительно неоднозначная, ибо, как знают все преподаватели, многие студенты считают, что комиссия оценила их знания необъективно. Однако должна быть некая конечная точка пересмотров предыдущих оценок и эта самая комиссия является таковой.

Я бы охотно поверил в то, что Виктор действительно просто не изучил словацкий. Если бы не один важный нюанс. Весной этого года он звонил мне, чтобы получить совет по одному весьма неприятному для него поводу. По поводу того, что его заведующая кафедрой М.Ю. Котова достаточно прямо заявила ему в частной беседе, что если он не прекратит своей общественной активности, то он может попрощаться с университетом раньше, чем рассчитывает. К сожалению, я порекомендовал тогда не раздувать на этот раз скандал (в виду отсутствия доказательств), а носить с собой постоянно для таких бесед диктофон. И готовиться получше. Насколько я понимаю, Виктор выполнил только первую часть — не раздувать скандал. Вместо скандала он тогда без огласки этого дела написал какую-то кляузу Богданову, а потом отозвал её.

И вот именно эта самая госпожа Котова появляется у него на пересдаче экзамена и участвует в нём. Разумеется, у Сергея Игоревича несколько иной взгляд на ситуацию. Вполне обоснованный. Очень убедительный. Весомый. И у меня негусто аргументов, кроме очень сильного ощущения, что что-то тут не так.

Отчисление Воробьёва

Интересная ситуация. Видимо, администрация решила, что им больше не нужны какие-то каналы взаимодействия с оппонентами. В самом деле, куда проще иметь дело с появлением на стенах каких-нибудь граффити «Кропачев — вор» и т.п., чем с открытым противостоянием в публичном пространстве. Потому что проигрывают.

http://studsovet.org/2012/02/24/empire_strikes_back/

В субботу, 18 февраля 2012 года председатель петербургского отделения Российского Студенческого союза, председатель студенческого совета филологического факультета СПбГУ, член исполкома Независимого студенческого совета СПбГУ Виктор Воробьев был представлен к отчислению. Официальная причина — академическая неуспеваемость.

Мы считаем, что давление, оказывавшееся на Виктора Воробьева в течение сессии, и последовавшее за ним отчисление безусловно имеют под собой причины, лежащие вне поля сугубо академических вопросов.
Читать далее «Отчисление Воробьёва»

Безнравственно и цинично куражится над коллективом

http://www.spbu.ru/news/?read_news_id=5869 (в последнем пункте).

Я, пожалуй, по данному поводу безнравственно и цинично покуражусь над коллективом, вернее над его руководящими органами и персоналиями, через СМИ, а не свой блог. Как опубликуют, здесь тоже отпишусь.

Хэппи бёзды!

Не могу не поздравить с днём рождения нашего ректора. Желаю Николаю Михайловичу здоровья и спокойствия.

А всем сотрудникам ректората — разучить на сегодняшний день эту песню:


текст песни Потап и Настя Каменских — Николай

О личном

С 31 декабря я больше не являюсь сотрудником СПбГУ. На следующей неделе зайду забрать свою трудовую книжку.

Если кратко описать историю прекращения мной работы в университете, то это в первую очередь связано с запретом работать на полставки. Около года назад я перешёл на полставки, поняв, что не могу так много фиксированного времени уделять работе за такие маленькие деньги. Когда заканчивался срок, [cref vot-ya-i-ne-prepodavatel-spbgu объявили новый конкурс, после чего руководство решило этот конкурс на полставки всё же не проводить, а меня временно, до конца года, принять на ставку младшего научного сотрудника]. Пообещав что-то придумать с созданием ставки научного сотрудника по кафедре и как-то эту проблему решить. Меня этот вариант устроил, так как ставка научного сотрудника мне, в принципе, вполне нравится, ибо не предполагает того, что в какую-то неделю я должен буду каждый день вести по четыре пары занятий. В итоге никак эта проблема решена не была, такая ставка не появилась, мой временный контракт м.н.с. закончился 31 декабря. Вот и всё.

С тех пор руководство (со всем руководством у меня хорошие отношения, я всех люблю, меня все любят…) ведёт между собой вялотекущие консультации по данному вопросу. Наверное, предполагается, что я должен в этом вопросе проявлять активность, бегать и выяснять, какую бумажку должен написать один руководитель другому, потом готовить эту бумажку и носить её подписывать. Потому что это должно быть нужно мне. Помните анекдот про то, сколько психологов нужно, чтобы ввернуть лампочку? Эту проблему, наверное, можно было бы за пару недель при активном моём участии решить, объявить конкурс и в течение месяца, может быть, его выиграть. Если не обнаружится более толковый конкурент с лучшими формальными показателями.

Раньше я бы переживал и бегал. А сейчас знаю, что без меня факультет вполне переживёт — у нас наконец-то появилось сразу несколько толковых аспирантов, которые вполне (как мне кажется) заменяют меня по всем ключевым компетенциям. Есть кому вести матметоды, есть кому помогать студентам и сотрудникам кафедры с матобработкой, хоть они и привыкли ко мне в этой роли. Есть кому подавать заявки на гранты, выигрывать, работать и отчитываться.

Надо только завершить несколько дел, которые у меня давно болтаются в «долгах».

В принципе — я открыт для предложений насчёт работы. Сейчас меня бы интересовало что-то связанное с практическим применением в исследованиях или бизнес-проектах теорий анализа социальных сетей и техник визуализации графов — очень интересно эти вещи освоить. Сейчас работаю потихоньку над алгоритмами на примере ЖЖ, но вскоре надеюсь научиться наконец-то извлекать исходные данные из vkontakte.ru. Для извлечения информации использую PHP, для визуализации графов — igraph-библиотеку в R.

Но, разумеется, я могу заниматься не только этим. Я умею вести занятия по курсам «Математические методы в психологии» и «Экспериментальная психология», «Психометрия». Могу, если есть запрос, освоить и какие-то другие курсы, но это должно как-то увязываться всё-таки с моими интересами. То есть какую-нибудь «Современную зарубежную социальную психологию» или «Психологию принятия решений» я могу вести, а вот «Педагогическую психологию» — ну никак. Да, в этом вопросе важно — кандидатской степени у меня нет. Ещё могу разработать какой-нибудь спецкурс по блогам.

Или может, податься в маркетинговые исследования? Несколько лет активной работы и я стану тут местным гуру нейромаркетинга…

Или можно вообще ничего нового не делать, просто продолжать заниматься, чем занимался — писать в блоги, размещать рекламу, открыть ещё пару проектов, нанять человека поддерживать старые проекты. Просто активизировать поиск всяких небольших подработок. Оккупировать в мае скамейку недалеко от психфака, поставить табличку «Делаю матобработку за еду» — уж с голоду-то не пропаду.

Журналистика, опять же. Вон, первый практический опыт в формате «колонка в СМИ про политику». Могу про науку продолжать писать. В «Троицкий вариант», опять-таки, можно писать, наши университетские дела такие забавные порой, что вполне заслуживают всеобщего внимания.

Пока я этот пост писал, позвонили — просят обработать данные маркетингового исследования и подготовить отчёт… С одной стороны, это скучно, с другой стороны, я уже лет семь не занимался такой работой, так что даже интересно попробовать.

Ряд новостей короткой строкой

Я тут на зимней психологической школе СПбГУ вроде как отдыхаю или вроде как работаю. Тут около 250 психологов со всей страны собрались, весело. Итак, новости:

  1. «Лаборатория Касперского» проявляет бурную радость покупке СПбГУ 8 тысяч лицензий на их антивирусное ПО. Студенты СПбГУ смогут приобрести «зачётный антивирус» со скидкой по предъявлению студенческого.
  2. Где-то во внутреннем дворе истфака появилась «психологическая служба СПбГУ«.
  3. Очередные 15 миллионов рублей СПбГУ потратит на создание электронной системы внутреннего документооборота. Судя по «обоснованию цены», на этот раз речь идёт не о SAP, а продукте под названием «Дело-Предприятие».
  4. Кроме того, ещё 175 миллионов планируется потратить на научно-проектную документацию реставрации «дома Штиглица» на Английской набережной.