О кафе и прочих неприятностях

Последние месяцы мои коллеги, которые всё ещё работают на психфаке и оглядываются по сторонам, смотрят в будущее всё более пессимистично. Ну то есть я-то всегда был оптимистом — ректорские чиновники  приходят и уходят, а жизнь продолжается. Ну вот, видимо, я был чересчур оптимистичен.

Во-первых, у кафе опять сменился арендатор. Собственно, произошло-то это ещё с полгода назад, если я правильно понял. Теперь там «Прометей Инжиниринг», контролируют которую семьи Шестиряковых и Кравцовых. На них, вместе и по отдельности, в разных сочетаниях, зарегистрировано довольно много компаний.  Или вот ещё патент.

Про Шестирякова нашёл ещё, что он входит в совет «Казачьей общины». Той, где Крамарев. Если, конечно, у нас нет двух бизнесменов Александров Николаевичей Шестиряковых в городе. Так бывает, помните?

Заметная часть людей, которые работают в подобных факультетских структурах, как правило, остаются после смены собственника. В сущности, новый арендатор получает «в нагрузку» ещё и коллектив. Однако новому арендатору текущий коллектив, судя по всему, не очень нужен — повара собираются уходить, ибо им теперь постоянно не платят и задерживают зарплату. Не платят с февраля, сообщая, что им что-то задолжал «Гермес». Сотрудницы пытаются добиться хотя бы «голого оклада» в 8000 рублей. Гермес задолжал Прометею — звучит само по себе смешно. Тётушки из столовой в урезанном составе проработают ещё до июньских праздников. Что будет дальше — непонятно. Видимо, придётся гулять до столовой на пл. Сахарова.

«Прометей Инжиниринг» тем временем, зарегистрировал домен и ищет менеджера по персоналу и других сотрудников.

С уборшицами что-то похожее происходит и прочим техническим и административным персоналом. Все переведены в разные отделы ректората и сидят на «голом окладе» в 5-10 тысяч и не могут быть уверены в том, что получат премию. Деньги на премии, вроде бы, всё так же берутся из внебюджетных средств факультета, но где-то застревают. Несколько месяцев премию не платили коменданту. А это вообще на психфаке потрясающая женщина, с появлением которой факультет реально очень много приобрёл. Знаете, есть такие люди, которые подходят к своей работе с энтузиазмом. Если она с психфака уйдёт, кто будет заботиться о посадке цветочков?

Нет, разумеется, переживёт психфак без всего этого. Без меня же живёт (хотя я в последние три-четыре года, прямо скажем, не особо и участвовал в жизни). И дело тут даже не в деньгах, а в общем отношении администрации к людям. Сотрудники университета стали чувствовать себя ненужной обузой для чиновников.

Опять-таки, какая-то аттестация… Не аттестованы пару людей, про которых на психфаке-то думали, что на них всё и держится. Ан нет, нет в их деятельности чего-то там. Эффективности? Открыли глаза психфаку на то, кто тут у нас ненужная неэффективная обуза.

В общем, психологи впадают в уныние по поводу перспектив. Раньше такие ситуации приводили к тому, что какой-нибудь активный заведующий кафедрой создавал свой факультет в другом вузе и уводил кафедру вместе с наиболее толковыми сотрудниками. Иногда так мог сделать и декан. Так что если вдруг кто в Петербурге хочет начать готовить психологов и имеет ресурс — самое время приступить к агрессивному переманиванию сотрудников. Если что, обращайтесь, я могу список составить из тех людей, которые за университетскую зарплату пашут всерьёз.
Но такие масштабные миграции сотрудников сейчас малореалистичны, скорее всего будут просто разбегаться по одному. А часть просто на пенсию уйдёт. Такие дела.