Предвыборное от Зеленева и Пиотровского

Пожалуй, размещу это здесь, для истории. А то с сайта факультета потом могут и удалить…

[spoiler title=»1. Тезисы Пиотровского» open=»0″ style=»2″]

Предвыборные тезисы кандидата в деканы Восточного факультета
чл.- корр. РАН М.Б. Пиотровского

Восточный факультет уникален и его уникальность обеспечивает уникальность Университета.

Эту связь нужно сохранить и развить в процессе становления Нового Университета.

Для этого Факультет должен активно включиться в инновационный процесс и сам инициировать процессы, позволяющие ему найти в Новом университете достойное своему имени место.

Речь идет об активной и динамичной схеме обеспечения статуса востоковедных дисциплин через сохранение традиционных специальностей и создания вокруг них новых форм, в частности — защиты диссертаций Университета, создания межфакультетских и межучрежденческих ресурсных центров, обеспечение мегапроектов и сверхпроектов, посильных только Факультету. Одна из целей — повышение университетского статуса Факультета (включая возможность создания Института), не забывая при этом, что Факультет не ИСАА и не РГГУ. Можно и нужно изменить систему рейтинга цитирования и критериев успешности, исходя из специфики востоковедения

Помехой на этом пути является легкое фрондерство, которое осложняет отношения с ректоратом. Проблема усиливается наличием большого долга, ликвидировать который без субсидий и общеуниверситетских проектов и грантов невозможно. Глобальная программа развития Факультета должна обеспечить ему «добрую волю» Университета.

Факультет настаивает на своей фундаментальной уникальности. Для ее сохранения необходимо обеспечить господство традиционного приоритета языков, текстов, исследования рукописей и документов, академичность. Экзотические языки, научные темы, экспедиции должны быть непременной всеми узнаваемой чертой Факультета.

Факультет должен развивать и восстанавливать свой исключительный и часто монопольный авторитет в преподавании и изучении всего спектра восточных языков от коптского до тангутского, от амхарского до уйгурского; в обеспечении кадрами таких научных проблем как суть исламской культуры, христианский Восток, буддизм, Золотая орда, монгольский мир, культуры Шелкового пути и так далее. Необходимо восстановить все дисциплины, которыми славился Факультет и через него – Университет, и только отсюда — идти дальше.

Факультет может и должен развивать прикладные исследования и курсы, окрашивая их академическим подходом. «Туристические» сюжеты должны быть изучением особенностей национальной ментальности и практики диалога культур. Огромное поле — практическое исследование культуры мигрантов и реальных возможностей мультикультурности в рамках петербургской традиции. Русский рецепт интеграции ислама в неисламском государстве — другая острая тема.

Убедительное сочетание фундаментальности, глубины, уникальности и способности вызывать почтение к востоковедным знаниям сегодня требует большей интеграции с другими востоковедными учреждениями Петербурга, создания некоей неформальной и динамичной ассоциации, в которой Факультет и Университет могут предоставить некоторую материальную и практическую базу и опыт, которые обеспечат его приоритет. Можно представить себе несколько «золотых треугольников»: Факультет – Эрмитаж — Институт восточных рукописей; Факультет — Эрмитаж — Европейский университет; Факультет – Эрмитаж — Музей истории религии.

По той же модели можно строить схему связей и методологической кооперации с Университетами и академическими учреждениями и рукописными хранилищами Северного и Южного Кавказа, Поволжья, Сибири и Центральной Азии. С их участием можно в новой форме возродить петербургское кавказоведение, петербургские традиции научного движения на Дальний Восток.

Возможности и амбиции Нового Университета можно и нужно использовать для превращения Факультета в крупный международный центр с десятками иностранных профессоров, десятками петербургских курсов во всех главных университетах Европы и Азии, десятками аспирантов со всего мира. Именно сейчас Университет может нам это обеспечить. И тогда Факультет станет высокоавторитетным в сфере новейших течений мировой гуманитарной науки.

Все эти направления жизни, которым я готов способствовать, традиционны для Факультета. Все они существовали раньше и существуют сейчас. Ничего сверхнового создавать не нужно. Однако для сохранения живой традиции и, что очень важно — репутации, нужна активная работа и участие в преобразовании Университета востоковедов, людей способных жить и думать в духе культурного диалога и готовых учить других жить в нескольких цивилизациях сразу. В этом — наша историческая миссия.

Михаил Пиотровский
09.05.2013

[/spoiler]

[spoiler title=»2. Обращение Зеленева» open=»0″ style=»2″]

ПРЕДВЫБОРНОЕ ОБРАЩЕНИЕ
КАНДИДАТА В ДЕКАНЫ ВОСТОЧНОГО ФАКУЛЬТЕТА СПБГУ
ПРОФЕССОРА Е.И.ЗЕЛЕНЕВА.

Глубокоуважаемые коллеги!

I. Мы – Восточный факультет, востоковеды и африканисты. Нас – 168 преподавателей, 18 лаборантов, 12 сотрудников и работников библиотеки, которых мы по-прежнему считаем частью своего коллектива, а также 54 – аспиранта и 570 студентов, которые определяют уже не только настоящее, но и будущее нашего факультета.

2015 году нашему факультету исполняется 160 лет, в течение которых востоковеды, примерно 10 поколений, создавали научный и образовательный капитал, дающий сегодня нам силы и позволяющий с оптимизмом смотреть вперед.

II. Напомним себе, что еще в начале истории факультета между первыми деканами возник спор о том, каким быть востоковеду – кабинетным ученым и свободным от иных занятий преподавателем или специалистом-практиком на службе своему Отечеству. Сегодня любой востоковед сознает, что это противопоставление совершенно надуманное, не отвечающее современным требованиям даже в том, что мы сегодня понимаем под словами «Служить Отечеству».

Теоретическая фундаментальность полученного образования и его практическая востребованность, подкрепленные соответствующими знаниями и навыками, составляют отличительное свойство представителей ленинградской-санкт-петербургкой востоковедной школы, абсолютное большинство которых — выпускники Восточного факультета.

Вся традиция петербургского востоковедения опирается на серьезную теоретическую подготовку специалистов-практиков и одновременно на стремление ученых-теоретиков реализовать свои идеи в практической сфере. Благодаря этому рождается реальный, а не надуманный образовательный стандарт российского востоковеда. Он заключает в себе органичный синтез теоретических знаний и уникальных навыков их практического применения.

Сегодняшний востоковед успешно реализует себя и как академический ученый, и как дипломат, и как менеджер крупной компании, а также как преподаватель, работник архивов, библиотек и музеев.

III. В последние годы развитие Восточного факультета опиралось на следование двум неоспоримым принципам: во-первых, на сохранение и восстановление традиций; во-вторых, на развитие соответствующих этим традициям новых форм деятельности, которые воспринимались бы большинством факультета как динамичный отклик на тенденции современности.
Именно в этом контексте следует понимать логику создания кафедры семитологии и гебраистики, появление которой два года назад в стенах Востфака в определенном смысле восстанавливало историческую справедливость. Следование вышеназванным принципам объясняет создание новых магистерских программ (экономика и международные экономические отношения, политика и международные отношения, религии стран Азии и Африки, культура народов Азии и Африки наряду с уже имевшимися ранее филологическими и историческими программами) и профиля подготовки в бакалавриате (экономика стран Азии и Африки).
Будущее факультета – за динамичным взаимодействием традиции и инноваций, а не в приоритете, тем более в вытеснении одного другим.

IV. Отнюдь не случайно, что именно по инициативе нашего факультетского коллектива уже несколько лет ведется обсуждение вопроса о том, что представляет собой современное востоковедение, каково его место в ряду других наук. Итогом этого обсуждения, имеющего сегодня уже не только российский, но и международный резонанс, стало появление таких уникальных научных трудов, как «Введение в востоковедение» и «Концепции современного востоковедения», практически открывающих новый этап осмысления востоковедения как современной науки, отвечающей вызовам XXI в.

V. О моральном климате в коллективе. В правовом государстве на государственном уровне — закон превыше всего. В социальных сообществах, к которым в полной мере относится Восточный факультет, наряду с государственными законами действуют локальные акты, дающие жизнь локальным законам. На этом уровне баланс локального закона и морали должен склоняться в сторону морали: внеморальное (не говоря уже об аморальном) локальное законоприменение недопустимо. С полной мерой ответственности заявляю, что в университете не должна существовать практика административного преследования за несовпадение точек зрения, взглядов, позиций, в такой же степени, как недопустима получившая в последнее время практика доносительства и очернительства.

Я, а также те, кто меня поддерживал и продолжает поддерживать, всегда считали и продолжаем считать:

Первое: Сильным Университет может быть только при сильных и самоуправляемых факультетах. Обратный тезис, что сильный Университет автоматически делает факультеты сильными – в принципе неверен, и, как уже очевидно на практике, не состоятелен. В последнем случае верным оказывается тезис о том, что ослабленные факультеты ослабляют и весь Университет. Факультет может быть сильным только тогда, когда созданы сильные, а также планомерно, поступательно и эффективно работающие научно-педагогические коллективы, ответственные за результаты своего труда в не меньшей степени, чем за сам процесс труда.
Очевидно, что «звездные» деканы, пусть и весьма уважаемые в профессиональной среде люди, едва ли могут, в силу иных приоритетов, занятости и удаленности от образовательной сферы, обеспечить необходимые поступательность, планомерность и эффективность. Анализ происходящего позволяет допустить, что, может быть, в «новом» университете деканы и не должны всем этим заниматься, что рождает феномен декана-абсентеиста (в историческом смысле слова). Тогда следует признать, что управление факультетами передается из рук тех, кто избран коллективом, тем, кого назначат вышестоящие структуры ректората, придумав для этого туманные должности с расплывчатыми полномочиями. С такой «инновацией» мы категорически не согласны.
Выборность руководства и действенность коллегиальных органов управления – единственная гарантия обратной связи с коллективом. Без этого любой руководитель оказывается ответственным только перед вышестоящим звеном невыбираемой вертикали и освобождается от ответственности перед теми, кем руководит. Это должно распространяться на все уровни университетской иерархии выборных должностей: от должности (подчеркиваю, именно должности, а не возложенных туманных обязанностей) заведующего кафедрой до ректора включительно.

Второе: Университет существует в первую очередь и прежде всего как образовательное учреждение. Университет существует, пока есть студенты и преподаватели, поэтому руководители всех уровней должны быть непосредственно, а не виртуально, вовлечены в процесс воспитания и обучения тех, кто представляет собой будущее нашей страны. Сильный Университет – это такой университет, в котором созданы все условия для успешного и комфортного обучения и преподавания. Люди, для которых задача воспитания подрастающих поколений не является основным профессиональным поприщем, не могут эффективно руководить университетскими научно-педагогическими школами.

Третье: Особый статус Университета предполагает и особый статус факультетов. Факультеты (именно факультеты, а не аморфные направления или искусственные «кусты») – это цельные, уникальные научно-педагогические коллективы, формировавшиеся десятилетиями и состоящие из уникальных специалистов, объединенных в кафедры. Любые преобразования должны проводиться только ради укрепления единства, преумножения достижений и увеличения эффективности сложившихся научно-педагогических школ. Результаты их работы должны оцениваться признанными экспертами в данной области знания, а не по формальным, не связанным с востоковедением, показателям. (На Восточном факультете одна научная школа, одна кафедра может охватывать изучение целого континента или целой эпохи в истории человечества).

Четвертое: Любые реформы в Университете, если они предполагаются быть успешными, должны предусматривать эффективные механизмы обратной связи с научно-педагогическими коллективами. Конечные цели и задачи любых реформ должны быть четко обозначены и доступны не только для понимания (что совершенно необходимо и естественно), но также для конструктивной критики и корректировки. Университет – это место для дискуссий. Мы – единое научно-педагогическое сообщество и равно ответственны перед прошлым и будущим, как за достижения, так и за промахи.

Пятое: Любые реформы должны учитывать профессиональную специфику факультетов. Шаблонно-директивные реформы абсолютно недопустимы. При осознании необходимости изменений, следует находить свои, уникальные пути и способы, соответствующие специфике того или иного факультета и области знания, которую он представляет.
В этом контексте приведу лишь один пример. Сегодня профессиональная эффективность преподавателя ставится в прямую зависимость от того, насколько его имя (подчеркиваю, именно его имя) отмечено в международных, главным образом европейских и североамериканских системах рейтингов и индексов. Для большинства востоковедов нашего факультета это совершенно неприемлемо, поскольку вовлеченность в издательскую процедуру за рубежом требует специальных навыков и связей. Обратите внимание, что речь не идет о конкурсе на качественную научную продукцию и последующем продвижении университетом этой продукции в соответствующие издания. Нам предлагают «Искать истоки Нила» («Caput Nili quaerere), как говорили в эпоху античности о чем-то недостижимом, в нашем случае недостижимом не с научной, а с процедурной точки зрения. Поэтому в качестве решения вопроса предлагаю, опираясь на наш опыт международного сотрудничества, учредить востоковедный периодический журнал за рубежом, присвоить ему соответствующий статус и наполнять его качественной научной продукцией на английском и других европейских языках на основе открытого конкурса с участием наших и зарубежных коллег. Такое решение вопроса нам вполне по силам в течение одного года.

Восточный факультет сейчас находится на стратегическом подъеме, ошибки и промахи последнего года, а также недостатки, имевшие место прежде и ставшие очевидными в последнее время, вполне исправимы. Имевшееся еще 2-3 года назад единство факультетского коллектива в понимании перспективных задач и целей развития нашего востоковедного сообщества может быть восстановлено только на основе осознанного выбора и объединения усилий по его реализации. Вера в то, что добрый волшебник придет и все за нас сделает, едва ли продуктивна, а в сложившейся ситуации, скорее всего и небезвредна.

12 мая 2013 г.

[/spoiler]

Предвыборное от Зеленева и Пиотровского: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *